Непредвиденные сложности

Продолжение. Чтобы понимать происходящее и увидеть как постепенно менялся человек в деменции — стоит читать с самого начала.

Тем временем я заметила, что моя дочка стала относиться к бабушке несколько пренебрежительно. Это и понятно: ребёнок все видел, слышал, да и агрессия периодически проявлялась по отношению к дочери. Однажды она была вынуждена бегом «спасаться» и ждать моего возвращения на улице. И все равно мне это не понравилось. Бабушка — прекрасный человек. Она прошла через многое: голод, тиф, раскулачивание, коллективизацию, изнурительные работы на полях, войну… Даже высшее образование получить было очень нелегко. Она это сделала. И вот эта чёртова болезнь унижает ее достоинство в глазах ребёнка!

Кстати, у моей дочери с бабушкой раньше были замечательные отношения. Они дружили. Дочка очень ею дорожила. Как‐то раз, когда дочь была маленькая, стали заходить в магазин, а бабушка отказалась, сказав, что подождёт нас снаружи. Дочь расстроилась: «Нельзя оставлять бабушку на улице — её могут украсть!» Мои доводы о том, что наша бабушка вряд ли понадобится другим людям, ведь у них есть свои бабушки, не имели успеха. Пришлось закупаться максимально быстро. Вышли. Бабушки нет. Дочка: «Я же говорила! Ну вот уже и украли!» Стала бегать с плачем, искать. К счастью, бабушка быстро нашлась — отошла к клумбе посмотреть цветы. 

В другой раз я услышала, как дочка заявила бабушке: «Ты только не расстраивайся — я не для тебя плачу, я для мамы плачу». Села и начала громогласно завывать, сжимая веки, пытаясь выжать слезу. Потом приоткрывала хитрый глаз и косила им в мою сторону, проверяя, как я воспринимаю. Мы просто покатывались со смеху, правда делали это, чтобы «виновница» веселья не заметила! Это был период, когда дочка пыталась установить границы воздействия на меня манипулятивным плачем. Очень скоро она поняла, что ни жалобный плач, ни умильные «мордочки» на меня не действуют, а действуют только доводы, которые удаётся обосновать. Так что, быстро проскочили этот период. В этой истории мне очень понравилось, что дочка, даже пытаясь манипулировать мной, заботилась о душевном равновесии бабушки.

Дочка очень любила готовить подарки, собирала их загодя: что‐то делала сама, что‐то просила купить. Конечно, они предназначались бабушке. 

Частенько они с дочкой сидели, беседовали о том, о сём, даже когда дочь была совсем маленькой: очень спокойно, доброжелательно. Играли, распивали чаи. Ну, как это может разрушиться одним махом? Этого нельзя допустить!

Конечно, я не могла сказать дочери: «Давай немедленно уважай бабушку!», поскольку она сама ежедневно низвергала себя с «пьедестала почета», совершая немыслимые поступки. Я решила пойти другим путём. 

К этому времени я уже осознала, насколько наша бабушка живёт в вакууме. У нас в жизни что‐то происходит, мы активны, а она.… Мы ведь даже не рассказываем ей ничего (ну, почти). У неё событийный голод, если можно так выразиться. Большую часть дня она проводит одна.

Единственное развлечение — смотреть из окна на протекающую снаружи жизнь, в которой она, увы, не может участвовать.

Я решила исправить это, убивая двух зайцев сразу: 1) вовлекая её в нашу жизнь, устраняя вакуум, поднимая ей тонус; 2) обучая (косвенно) дочку общаться с ней на новых условиях, учитывающих болезнь. 

Поскольку наша бабушка облюбовала себе кухню и оккупировала раскладной диван, то просто нужно все разговоры максимально перенести туда же и вовлекать в них бабушку — решила я. Так и поступили. Когда дочка начинала рассказывать о своих делах в школе, секциях, кружках, я просила её перейти на кухню — пусть бабушка тоже послушает. У неё, конечно, поначалу было некое удивление, потом вошло в привычку. Я в разговорах часто стала обращаться к бабушке: «А как ты думаешь, так правильно поступать? Как решить эту проблему? А помнишь.…» Неважно, что чаще ответы были невразумительны. Или была откровенная грубость, но я давно уже переросла стадию рефлексирования по таким мелочным поводам. Кстати, могу сказать, что моя дочь никогда не обращалась грубо с бабушкой, даже в самые ужасные моменты, а потом и вовсе перестала обращать внимание на грубости. Общалась ровно, спокойно.

Мне кажется, что бабушка почувствовала причастность к нашей жизни. Может, мне только казалось. Но я чувствовала себя реально лучше, поступая так. Наверное, это в некоторой степени эгоизм: я даже не могу сказать, кому это помогало больше: мне или бабушке. А может, дочери? Во всяком случае, мне нравилось, что моя дочь общается с ней вполне корректно и проявляет сочувствие.

Так потихонечку мы и жили… Я знала, что это надолго. Никаких изменений к улучшению не ожидала. Понимала, что нужно как‐то сочетать нашу с дочкой жизнь (с ее бесконечными одышками, приступами астмы, ОРЗ, ОРВИ и т.д) с «фантастической» бабушкой. А я — самая взрослая, самая здоровая, самая здравомыслящая из всех, ибо больше никого нет. 

Родственники все отстранились и дистанцировались, впрочем я их и не виню. Так получилось. У каждого свои обстоятельства: кто‐то сказал, что не выдержит такого и сам сойдёт с ума; кто‐то не хотел ничего понимать и принимать, потому что так легче; кто‐то, действительно, не мог бы помогать, даже если бы захотел; а кто‐то старательно ничего «не замечал».

Жизнь катилась, как повозка по проселочной дороге: то ухабы, то камни, то ямы, а то и ровная дорога — о, счастье! Но бывало и так, что непогода длилась неделями, и наша повозка стояла на месте под «проливным дождем», и не было возможности сдвинуться с места ни на сантиметр. А вокруг тьма, тьма, тьма…

Три дня жара и лихорадки

Бывали особенно тяжелые периоды. Как‐то раз мы все разом заболели (с высокой температурой). Здоровыми и веселыми остались только Финик и Платошка. Они с удивлением взирали на нас: «Почему так странно поменялась жизнь? Ни игр, ни веселой беготни?» У дочери была температура 39.5. Больше всего я боялась, что начнутся приступы астмы, и опять бесконечные скорые, скорые, скорые… У меня было 39.7 Колотил озноб.

О, ужас! У бабушки тоже поднялась температура до 39.3. Я металась от одной больной к другой. Выяснилось, что жаропонижающие средства практически не оказывают никакого воздействия на температуру. Кстати, вскоре они, вообще, закончились.

У меня самой было единственное желание зарыться дня на три под кучу одеял и носа не высовывать! Однако жизнь диктовала иные условия. Я стоически, выдергивая себя из постели по утрам, кормила кота с собакой и, трясясь от озноба, выползала гулять с Платошкой. Ходила по снежному парку и думала: «Черт! Как же холодно! Это все от температуры и озноба». Только через неделю, когда мы все более или менее пошли на поправку, я узнала, что в те дни были холода 32 – 35 градусов. Так что, и озноб, и холода — все для меня!

Целыми днями я металась между дочерью и бабушкой, пытаясь то напоить отваром из клюквы или шиповника, то накормить чуть‐чуть, то померять температуру. По ночам прислушивалась к дыханию дочери, меня буквально пронзал страх: вдруг начнутся приступы удушья?!

И вдруг наша бабушка на фоне высокой температуры внезапно превратилась в какого‐то гиперактивного ребенка или Карлсона женского рода. Она перестала лежать и сидеть. Вообще! Единственное, что она делала — это бегала! Без устали и остановок!

Это было бы не столь страшно, если бы не нарушенная координация движений. Наша бабушка стала похожа одновременно на заводную игрушку (с дёрганными движениями рук, ног) и на демона с горящими лихорадочным блеском глазами. Я ее сначала пыталась уложить — какое там! Потом пыталась хотя бы усадить… Она не могла усидеть ни одной минуты, тут же вставала и хотела бежать, но сразу начинала резко падать лицом вниз на кухонную плитку на полу! Я в ужасе кидалась ее ловить, подхватывала на лету и держала. При этом ее ноги продолжали бежать на месте. А руки размахивали в унисон бегу!

С этого момента я не могла и шагу ступить от нее. Просто караулила непрерывно. Отныне жизнь всех домочадцев (включая дочь) сосредоточилась на кухне. Чтобы просто вскипятить чайник, я должна была добраться до плиты, одновременно удерживая бабушку в вертикальном положении. 

ЭТО продолжалось три дня. О собственном сне пришлось забыть. У меня раскалывалась голова; озноб сотрясал тело; руки, ноги дрожали от напряжения. Бабушка, конечно, маленькая и худенькая, но удерживать ее оказалось непросто. Я на полном серьезе думала: а не привязать ли ее к себе? Я очень боялась уснуть и проворонить ее падение. А засыпать я начинала буквально стоя. Потом резко вздрагивала и просыпалась с ужасом, полагая, что сейчас увижу разбитое о кафель лицо бабушки. Если нам удавалось‐таки присесть (о, чудо!), я мгновенно проваливалась то в сон, то в забытьё…

Но бабушка не желала сидеть! Она бегала кругами — вместе со мной, конечно. Я не могла отпустить, так как она сразу начинала свой полёт к полу! Отныне, чтобы я ни делала, делала с ней. Передвигались мы странным образом: я шла плотно сзади, обхватив ее за талию, получался такой сдвоенный человек.

Наверное, это выглядело весьма карикатурно: моя голова смотрелась надстройкой на голове бабушки, мой подбородок пронзал ее голову точно по центру. Четыре руки, совершающие разнообразные действия, и четыре ноги, шагающие невпопад. Да…

Если мне нужно было что‐то сделать, я прислоняла бабушку к ближайшей стене, плите, шкафу, стиральной машине и подпирала своим телом, одновременно выполняя необходимое. Она в это время колотила меня руками: «Пусти меня!» Я не чувствовала ударов: возможно, у неё было мало сил, или у меня снизилась чувствительность, или просто это было нечто малозначащее на фоне происходящего. 

Ночью бабушка спать перестала. Совсем. Забег продолжался. Мне казалось, я умираю уже сама, но тут я нашла прекрасный повод для радости: у дочки нет приступов удушья. Обычно инфекции неминуемо давали эту реакцию, а сейчас держимся! Ура! Эта радость открыла мне второе дыхание.

Кошмарные дни остались в моей памяти, как бессмысленная вибрирующая пелена тумана, в которой барахтаемся мы, утратив всякое представление о времени. И желание спааааать, хотя бы стоя, прислонившись к стене. И мои «выскакивания» на улицу с Платошкой два раза в день на 10 – 15 минут. Потому что он, порядочный пёс, делать свои дела дома не станет. И вечный сотрясающий мое тело холод. И мой страх: что я увижу, вернувшись. Хотя, оставляла бабушку, усадив на пол, надеясь, что самостоятельно не сумеет встать. И мои ежеминутные «походы» (в одной связке с бабушкой) к спящей дочке, чтобы послушать ее дыхание. И бесконечные отвары из клюквы.

Улучшение наступило через три бессонных дня и ночи. На четвёртые сутки я «нашла» себя сидящей и спящей! Бабушка почивала (неужели?) на диване, рядом примостились Финик и Платошка, а то мааааленькое, что осталось, занимала я… С этого момента мы начали выздоравливать. Все. 

Оглядываясь назад, я мысленно задаю себе вопрос: почему я не вызвала скорую, чтобы сделали жаропонижающий укол бабушке. Возможно, стало бы проще. И не могу ответить…

16 комментариев к “Непредвиденные сложности”

  1. как Вы это вынесли‐перенесли? Выжили, как…

    событийный голод или чувство «ненужности»? Раньше советовались, а потом потихоньку стали отодвигаться от слабоумнеющих. Да, да, они, наши родные достойны Уважения. Дочка стала пренебрежительна? не верю, скорее отобразила отстраненность мамы.. Простите, на себя ситуацию натягиваю. Ни в коей мере не осуждаю. Пытаюсь в своих чувствах разобраться. Анализирую. Вот , как начала Вашу девочку считать Умничкой, так никакой даже самый легкий минус в ее сторону не воспринимаю).И еще. Никак не пойму своих родственников. Они замечательные, добрые, но почему не помогают? не понимают? не смогла объяснить себе и им

    • Лариса, спасибо большое, что написали. Очень ценно, когда чувствуешь отклик на свои мысли и размышления.

      Детям, когда рядом есть больные с деменцией, довольно сложно адаптироваться. Моя дочь очень любила бабушку и никак не могла принять новые проявления (негативные). Сначала она удивлялась и недоумевала, потом возмущалась и отстранялась, затем обижалась и злилась. Такое было. А как ещё ребёнок может реагировать, если бабушка, которая раньше так сильно любила, накричала, обозвала и покакала в новую шляпку? Но, к чести дочери, она ни разу не позволила себе сказать что‐то грубое. А вот обида и слёзы были.

      Понимание пришло потом. Я, конечно, работала в этом направлении. Дочь научилась воспринимать негативные проявления через призму болезни, а не вредности бабушки. 

      В отношении родственников все сложно. Что происходит с бабушкой — видели все. Дочь ее забирала, но вернула обратно сказав, что не сможет этого выдержать: либо сама сойдёт с ума, либо… (если читали воспоминания сначала, наверное, помните). Но оставлять бабушку одну в квартире (да ещё в городке, где нет родственников) было нельзя. Мы забрали, конечно. В дальнейшем, никто не участвовал в ее судьбе кроме племянника, который внезапно приехал в Уфу, где мы жили. Кстати, об этом будет следующий пост.

      Что касается тети, то там все материальные расходы (большие, надо сказать) взяла на себя ее дочь, а незадолго до кончины — сын. Как‐то так.

      Странно, конечно, почему ваши родственники совсем не участвуют. Могли бы материально помочь хотя бы. А они все‐таки поняли, что происходит или нет? Они понимают, что такое деменция? Или списывают на старческие чудачества? Мои родственники понимали все, но дистанцировались. Хотя у каждого, конечно, было много причин, объясняющих это.…

      • Мои родственники участвуют. Но..наверное, мне мало, или жду конкретной помощи. Тут явно больше моей вины. много ошибок сотворила. не стоило верить словам «Вам легче — Вы не работаете, Вы — медик, у Вас лежачая неговорящая больная, Вас двое.» Всем тяжело. По‐разному, но не изобрели еще весов, указывающих, кому тяжелее. И надо ли меряться своей ношей??15 месяцев после тяжелого инсульта. Мама до инсульта уже была инвалидом 1гр. Мы с сестренкой пенсионерки медики, дружно понимаем, что ни фига не понимаем в болезни нашей Мамочки. Составляли, чертили графики состояния с привязкой к приему разных препаратов, к еде, фазам луны и пр. и пр. Психозы приходили, как попало(. Во вторник и четверг чаще, чем в другие дни. И ? Больше никаких закономерностей. Учитывая ее тяжелое состояние, не оставляли ее ни на минуту, спали рядом. Уже через 2 недели весь наш организм, включая голову, словно наполнился тугой ватой. Ночью мы по очереди считали число дыхательных движений, пульс.. Без сна ужасно. Стали вылетать , как пробки, отключаясь на ходу при малейшей остановке. Конечно же, были готовы, что Мама до болезни и после болезни — разные Человеки. Но их оказалось столько, Мам.. Мастер по плевкам на длинные дистанции, монстр, откидывающий одной левой рукой кресла, художник фекального изобразительного творчества и т.п. И постоянный ужас: выплюнула четвертинку таблетки? дать еще ?- убить, не дать? — убить.. Мы самоизолировались на год, боялись оставить ее на минуту, вдруг не успеем уколоть. Стали потакать ей. Не хочет массаж, рычит — не будем. А ведь такая положительная динамика шла! Родненьких просили, хоть по телефону 5 минуток разговора. Некогда говорить, да и зачем приходить, если два медика рядом. Ой, понаписала.. Простите. Ну и через два месяца ухода — у меня компрессионный перелом позвоночника, неудачно поднимала с пола во время психоза(родственники в тот же день организовали машину,обследование, говорю, ж они замечательные). Сейчас вернулась домой в Москву, прооперировалась по поводу выскочивших вентральных грыж. Рвусь обратно к сестренке, она у меня инвалид. Суставы, давление. Еще перед отъездом наняла сиделку хоть на пару часов, хотя родненькие категорически против и сейчас хотят отказаться.. Их слова «зачем, если справляется».…

        • Лариса, как хорошо, что вы так подробно написали. Теперь как‐то все проясняется. Скорее всего, вам недостаточно ПОНИМАНИЯ со стороны родственников. Они замечательные, и вроде готовы помочь и помогают, но… в экстремальных ситуациях и не так плотно. Если нужно просто поговорить по телефону с больным человеком — уже нет. А уж прийти посидеть немножко… И отговорки такие убедительные… 

          Мне кажется, мне тоже недоставало именно понимания. И у меня хорошие родственники. Но я всегда чувствовала, что меня не понимают. Я очень чувствительна к эмоциональному фону и интонациям, поэтому я ощущала при разговорах с ними (в том числе, по телефону), что тема о больном человеке совсем не находит отклика, эта тема им неинтересна, и они ждут, когда, наконец, я заговорю о другом. И я замолкала. Мне даже кажется, что никто из моих родственников так и не понял, насколько был тяжёл уход за больными.… Но, с другой стороны, я же могла отказаться, особенно во втором случае. Получается, что сама решила… 

          Лариса, как вы сейчас себя чувствуете? Этот перелом — кошмар просто. Вам надо в дальнейшем беречься. Тем более, и у сестренки проблемы… Как я вас понимаю! 

          Когда ухаживала за тетей, приходилось мне ее поднимать одной (тогда она ещё была в теле, а я едва 50 кг), дочь была в экспедиции (3 месяца). Доходило до курьезов. Как‐то раз, потратив уйму сил и все творческое вдохновение, какое только могла из себя извлечь, заманила ее в ванну, хорошенько помыла и… не смогла вынуть обратно.

          Она просто отказалась. Никакие невероятнейшие соблазнения прекрасными конфетами, пряниками, печеньем — не сработали. Я пытаюсь перевести ее из сидячего положения в стоячее, а она сопротивляется. Просто приподнять не могла при такой атаке на меня. Пришлось подливать горячую воду в ванну, чтобы не замёрзла.

          На исходе третьего часа я решила сделать последнюю попытку «выноса тела», а если не получится, вылить воду, провести «осушительные работы« и постелить матрасик в ванне, положить подушки, принести одеяло, покормить (как уж получится) и оставить там спать!

          Но последняя попытка удалась! Встав на края ванны ногами и наклонившись, «рванула» тетю за подмышки, сцепив свои руки в замок (вокруг ее тела). Она круто взмыла вверх и от неожиданности встала на ноги! Таких историй была масса. 

          Лариса, меня прямо восхитил ваш подход к выявлению закономерностей в состоянии мамы. Какую работу вы проделали! Жаль, что это не принесло результатов. Такие они коварные, эти болезни… Ни понять невозможно, ни принять…

  2. Да, Вы даже не представляете, насколько Вы мне близки и дороги. «тема о больном человеке совсем не находит отклика, эта тема им неинтересна, и они ждут, когда, наконец, я заговорю о другом».
    а иногда, кажется, что НЕ ХОТЯТ понимать((. Своего рода защита? И это же наша Мама). а для них бабушка, самая лучшая в мире..
    А Вы меня не перестаете поражать. Непредсказуемым творческим вдохновением), непотопляемым умением жить, а не выживать. Подозреваю, что это врожденный талант). Ни капли тут от комплиментов. Очень искренне восхищаюсь. У Вас великолепное образование, самые лучшие, в моем восприятии, человеческие черты характера. А еще потрясена великолепным воспитанием. Вы не умеете кричать, применять насилие(вынужденное не в счет)). Вот, у меня сестренка такая же, она еще плакать не умеет)). Родители у нас одни, но я .. это.. гавкать умею((
    Мне сложно общаться, не употребляя Вашего имени. На форуме‐то знаю, а здесь не увидела, где Вы представлялись и задумалась — не хотите, как на форуме? Название блога очень нравится, в отличии от моей тезки, милой Лоры на том же форуме. Улыбнулась, когда прочитала, это ж не полный песец)) Так что , прорвемся.

    • Лариса, спасибо большое, вы так много хороших слов сказали.
      Кстати, ко мне можно обращаться как и на форуме. Здесь я, действительно, не представилась — как‐то упустила этот момент. Я думаю, у меня много ещё недоработок (тот ещё блогер!). Дело для меня совсем новое…

      Кстати, вы меня удивили, рассказав о сестренке. Я ведь тоже не плачу, но не потому, что не умею… Как ни странно, я человек достаточно эмоциональный, но у меня все происходит внутри, а не снаружи. Иногда мне говорят: «Ну, ты кремень! Ни один мускул не дрогнул». На самом деле, у меня все рыдает и мечется от отчаянья внутри, но продолжается это недолго. За это время я успеваю проанализировать ситуацию и обычно «выныриваю» с готовым решением. И сразу начинаю действовать.

      Лариса, мне кажется, у нас — ухаживающих, есть некий внутренний стержень, сила, которые держат на плаву. Может, мы их нарабатываем. Вот и читая вас, ощущаю это. Так что, конечно, прорвёмся! Без сомнения.

  3. Да, согласна. Мне тоже кажется, что у всех ухаживающих есть внутренний стержень. Кроме меня, у меня упрямство, а не стержень). И огромное желание поделиться своими ошибками, чтобы не наступали на грабли, не тратили время на бесполезные внутренние раздраи)). Эврика! Ау! Люди! Это ж так просто, вот, послушайте: у нас с вами одинаковый мудрый организм, с одной головой, двумя руками и настроенный на жизнь с супер функцией самосохранения. Стоит уколоться, как этот организм отдернет часть нашего тела от острия. А как мы подскальзываемся и падаем? Этот же организм начнет извиваться, размахивать руками, даже ой‐ойкнуть может, чтобы спасти хозяина от синяков‐переломов.. Так почему же мы обвиняем себя, когда ухаживаем за больными? Тот же верный организм мгновенно вычисляет причину недосыпа, усталости, стрессовости и подсказывает, садюга такая,: избавься или обругай эту причину)), ..Он, этот чудесный организм заботится о нас. А мы вместо «Спасибо» ему — я никудышняя, самая плохая. Осыпаемся отчаяньем, что тут не сдержалась, там накосячила…Еще больше стрессуем и негативом , залпом гормонов бьем нашего защитника. Эээх. Это ж нормальная реакция, говорящая, что мы — люди. Да, можно терпеть, стиснув зубы, отвлекать‐развлекать себя и больного. А можно добавить душевных внутренних разговоров, наполненных благодарностью своему организму)). и, конечно же Слава Богу. за ВСЁ.
    Написала и думаю, Галия, наверное, это уже не деменция, а шиза у меня))) Увы, я рева‐корова. Особенно на музыку, природу, на блоги разные..обрыдаюсь по уши. И индийское кино считаю своим персональным врагом. Ни над одной проблемой столько не вылила слез, сколь накапано на Болливуд.))

    • А я иногда хочу выдавить из себя слезу,а не получается.Но если припечет,то буду навзрыд рыдать,лёгкие будут отрываться.Как вспомню „Хатико„- так тошно становится .Это такой рев был,кажется,все,что накопилось за долгие годы прорвалось лавиной.

      • Ирина, «Хатико» — это нечто такое!!!! Едва просмотрела один раз, но в несколько заходов — сразу не получилось, слишком были велики душевные страдания. Даже под дулом пистолета не согласилась бы пересмотреть!

    • Лариса, перечитала ваш комментарий несколько раз. Да организм отвечает определенным образом на «поползновения» с «вражеской» стороны. Когда больной оскорбляет или поднимает руку на тебя — появляется ответная реакция в виде злости или гнева. 

      Но, как ни странно, от этого можно быть абсолютно свободным. С бабушкой у меня получалось не всегда. Поэтому я гасила в себе ответные проявления. Сначала было трудно, потом вполне получалось.

      А вот с тетей я была совсем другой. У меня не было подобной ответной реакции, хотя, именно, с ней было больше проблем. Она была сильной и сопротивлялась отчаянно (при смене памперсов, отмывании.. и прочих обстоятельствах). А сколько я получала пинков, выкручиваний рук, подзатыльников..), но я научилась не злиться. 

      Я много писала об этом на форуме. Мне никто не поверил. Все говорили: «Вы лукавите, невозможно оставаться невозмутимым, если происходит такое».

      Оказывается, можно научиться. Стоит только стрелки перевести с больного на болезнь; добавить немножко медитации осознанности (о чем я тоже писала), научиться видеть ситуацию со стороны и внести немножко юмора. Все. Этого достаточно. 

      Я поняла ещё одну вещь. Очень многим людям не хочется меняться, их устраивает то, что есть. Они вопрошают: «Как научиться не реагировать, как не выходить из себя?!», но когда отвечаешь, они, не вникая, говорят: «Ерунда! Так не бывает!» Они пишут о том, как сорвались, с целью получить сочувствие, облегчить душу — что тоже очень хорошо. Но учиться они точно не хотят. В большинстве своём. И я перестала советовать… Но в записях о второй деменции это будет. 

      Более того, эта тренировка сделала меня выдержанной и спокойной в дальнейшей жизни (на работе или в общении с не очень приятными людьми, в неожиданных стрессовых ситуациях и т.д.) Я вдруг поняла, что даже неблагоприятные события воспринимаю теперь по‐другому. Сразу перехожу к размышлениям: а что можно предпринять? Не теряю времени на то, чтобы рефлексировать. 

      Прозвучало, как самовосхваление. На самом деле, абсолютно не так. Слабостей, неправильных решений, сожалений о содеянном у меня море, просто они находятся не в области деменции близких.

      • Сомнений в Вашей искренности нет). У меня наоборот происходит. Когда работала, меня всегда кидали на разборку конфликтов‐скандалов. Удавистая(от слова удав!!))) что ли была. Сейчас, возможно, быстренько перекусала бы конфликтеров и все дела). С Мамулей и раньше больше одного дня не хотелось терпеть. После ее слов «Куда пошла? Почему вздохнула? У тебя что‐то болит. Ты от меня скрываешь неприятности…»- на второй день я уже голосила «Мамуля!!! позволь хоть в туалет выдвинуться без рапорта и не докладывать, что и как я там произвела! Ну не знаю, почему сегодня со мной одни приятности произошли и пр.. Она — с излишней любовью‐заботой, я с истерикой(. В психе на счет раз — ах, не нравится, что тебе купила? дорого? тогда на помойку.…А после инсульта — за год сорвалась в крик меньше 5 раз. В основном из‐за того, как она(не она, а болезнь) сестренку обижает(издевается) с такой ненавистью. (Зацепило что ль меня, коли оправдываться начала?)).Сиделка приходит в обед, чтобы покормить, поменять памперс и.. поразговаривать с сестренкой, она ж никуда не выходит(. Кормежка самая страшная пытка для всех. 

        Верю, что можно научиться спокойнее реагировать. Но.. как будто не хочу..?Мамуля иногда слушаться начинает, когда прикрикнешь. Мдаа, оправдывать себя — тут я профессор.

        • Всю жизнь можно учиться.…а можно и нет.Истерический крае можно простить юной девушке,а взрослой женщине это вообще не к лицу .Но вот это выражение‐ любите меня такую,какая я есть, мне непонятно.Более того…
          Лариса,если у тебя будет хоть малейшее желание что то изменить в себе,у тебя все получится.Нужен навык ‚ты раз за разом можешь спотыкаться,но главное‐ поднимайся,и иди дальше!

          • Гмм. перечитала свой комментарий. Возможно, где‐то засамолюбовалась и не заметила. Есть над чем поработать)). К чужому мнению обо мне, что мне к лицу.. Ириш, если что‐то идет на пользу моей Маме, то и перед Богом оправдаюсь. Господи, прости и Спасибо за все.
            .…«Но вот это выражение‐ любите меня такую,какая я есть, мне непонятно».. Мне не то, что непонятно это выражение, оно для меня неприемлемо((. Где‐то я напортачила, что бревно не разгляжу. Буду думать)). Не надо меня любить..я еще только учусь быть любящей))
            Не вижу гнева или злости в Ваших словах, поэтому от меня — Спасибо.
            Задумалась после комментария Галии, а что мне дала деменция близкого человека? Дверь вышибать и в форточку просочиться — этими мастерствами не овладела, но стала.. артисткой. За каких‐то полчаса, чтобы получить необходимый результат, с легкостью могла изобразить ансамбль песни и пляски, и ласкучей стала до неприличия. Ну да, и генерирую всякие разные абсурдные териии, используемые частенько для самооправдания..

        • Лариса, а мои близкие реагировали даже на едва повышенный тон. Стоило мне сказать тете: «Ну, как знаешь. Делай тогда, как хочешь!», как она обижалась и переставала разговаривать со мной. Сидела надутая, отвернувшись.

          Возвращаясь к навыкам по поводу «не гневаться», могу сказать, что научившись этому, испытываешь удовлетворение, и, оно, что интересно — гораздо приятнее, чем «выпустить пар»! Так что, как ни крути, в этом присутствует и собственный эгоизм…

  4. Всю жизнь можно учиться.…а можно и нет.Истерический крае можно простить юной девушке,а взрослой женщине это вообще не к лицу .Но вот это выражение‐ любите меня такую,какая я есть, мне непонятно.Более того…
    Лариса,если у тебя будет хоть малейшее желание что то изменить в себе,у тебя все получится.Нужен навык ‚ты раз за разом можешь спотыкаться,но главное‐ поднимайся,и иди дальше!

  5. Ирина, вот с этим согласна на 100%: всю жизнь можно учиться. 

    Когда я пришла на форум прочитала у одной девушки (даже не помню, кто это был) в посте такие фразы (примерно — точно воспроизвести уже не смогу): «Что мне дала деменция близких? Я научилась залезать домой через форточку и вышибать ногой двери!» 

    Тогда я сидела и смеялась, думая о том, какие замечательные и веселые люди «обитают» на форуме, коли могут так написать. А на самом деле, это настолько верно! Порою учишься не только пониманию, выдержке, сочувствию, но и совсем неординарным вещам, подобным тем, о которых написала эта девушка.

Обсуждение закрыто.