Бабушка, гинеколог и я

Это грустная история и достаточно интимная. Я долго думала писать о ней или умолчать. Но ведь мой блог читают только те люди, которые прошли (или проходят) разные перипетии со своими близкими с деменцией! Поэтому нет смысла скрывать или недоговаривать. Возможно, и у других бывали подобные ситуации или будут. Постараюсь рассказать максимально тактично.

Мы продолжали жить, как прежде. Бабушка была воинственна, активна и «креативна» в части выдумок и проделок настолько, что мы застывали в изумлении, обозревая продукты ее творчества. Я понимала, что по степени неожиданности ей можно было бы дать десять баллов из десяти! Ну что ж, такую жизнь скучной явно не назовёшь! 

Меня очень удручало, что, как ни старайся, изменить ее отношение ко мне не удаётся. Она очень хорошо относилась к племяннику Руслану, к моей дочери — с переменным успехом. Кота Финика и собакена Платошку откровенно любила, разговаривала с ними, гладила. В изгоях была одна я… Меня неизменно преследовал ее презрительный взгляд. Это выражение превосходства и злости на ее лице меня задевало. Конечно, иногда на очень короткое время оно исчезало, когда удавалось ее развеселить или увлечь разговорами о родителях, братьях, сёстрах, о родительском доме. Она с удовольствием беседовала со мной. Я с удивлением замечала тихую улыбку на ее лице, грусть… И на меня она смотрела доброжелательно. На минуточку мне казалось, вот она — моя прежняя бабушка! Однако, как только разговоры завершались, в глазах бабушки опять появлялся леденящий холод. 

Причина этого, конечно, понятна. Именно я лишала ее комфорта, заставляя снимать грязное белье, домашнюю одежду, мыться… Причем частенько после многочасовых уговоров приходилось делать это насильно. Под страшные крики, вопли… Порою даже невинная стрижка ногтей или причесывание волос сопровождались яростным сопротивлением. Я в ее глазах была домашним тираном! Это, действительно, обидно: делая так много нужного и хорошего для человека, становишься для него главным злодеем. 

Впрочем, так бывает и без всякой деменции. Многие, наверное, встречались с ситуацией, когда одна дочь ухаживает за больной мамой, и она всем рассказывает, что эта дочь не слишком добрая, а вот другая всем хороша, да вот беда — помогать ей не может, обстоятельства разные мешают… Хотя вторая дочь отнюдь не собирается этого делать! Видимо, чем дальше ты находишься от старого больного человека и меньше участвуешь в его жизни, тем ты кажешься ей лучше. Парадокс. Поэтому «похорошеть» в глазах бабушки мне не светило, поскольку я рядом (!!!). Всегда.

Периодически я находила у бабушки под подушкой ножи — это меня, конечно, напрягало, поскольку в доме была моя дочь. Хотя я не думала, что она способна применить «оружие» по отношению к ней. Но мало ли какие мысли бродят у бабушки в голове! Я была все время начеку. Бесконечная напряженность вызывала постоянную усталость. 

Вкус к жизни — своими руками

Помогало только то, что мы не унывали. Я взяла за правило:

  • бабушке не перечить;
  • все конфликты спускать «на тормозах»;
  • сногсшибательные выкрутасы бабушки использовать, как повод по‐доброму посмеяться (иногда сложно!);
  • дочь выводить из‐под «артобстрела» любыми путями;
  • следовать правилу: худой мир лучше доброй ссоры;
  • некоторые, не слишком ужасные, поступки и слова бабушки просто не замечать;
  • и самое важное — извлекать радость из всего мало‐мальски пригодного для этого: будь то новая книга, пазлы, фильм, просто жмурки и прятки у себя дома, рисование, сочинение историй, стихи… 

Последний пункт — очень существенный. Мне было необходимо поддерживать в дочери вкус к жизни, даже в такой обстановке. Априори это было нужно нам всем: мне, бабушке и даже племяннику, хотя он был менее всех вовлечён в наш искаженный мир, поскольку проживал отдельно. Мы варились в котле бабушкиной деменции круглосуточно, несмотря на то, что этого слова все ещё не было в нашем лексиконе…

Я поддерживала любые фантазии дочери, лишь бы черпать из этого иные эмоции и чувства. И дочь придумывала. Как‐то решила, что будет дрессировщицей. Благо, было кем заняться! Первой жертвой дрессуры стал Финик! Он оказался кладезью ума, его практически и учить‐то особенно не пришлось. Он очень быстро сообразил: если сделаешь то, чего от тебя добиваются — получишь какую‐нибудь вкусную штуку. 

И началось! Дочь ходила гордая, с палочкой в руке. Расставляла стулья, говорила: «Ап!» Финик сначала смотрел недоуменно, а спустя две‐три полученные вкусняшки, усвоил твёрдо: прыгай и будешь вознаграждён! Через пару дней он уже взлетал по команде на стул, оттуда на другой, перепрыгивал через палку, потом через обруч. Дочь усложняла задачу — поднимала обруч и палочку все выше. Это нисколько не обескураживало кота, похоже он вошёл во вкус! Ему явно нравились эти занятия. Услышав, как расставляются стулья, он опрометью мчался к дочке, даже зазывать не приходилось. На усатой мордочке явно читалось удовольствие. А лукавые глаза смеялись — ещё неизвестно кто кого дрессирует: ты меня или я тебя! По‐моему, он думал, что сам изобрёл способ получать вкусные штуки посредством манипуляций…

Одним котом дело не ограничивалось. У нас была ещё крыска Шушера. История ее приобретения такова. Дочь очень хотела, но я так и не решилась купить. Мне тогда казалось, что это очень непривлекательные животные. Беру свои слова обратно и прошу прощения у всего крысиного племени — я ошибалась. 

Дочь не оставляла эту идею. Наконец не выдержала моя подруга и явилась в один прекрасный день с банкой, в которой сидело это существо. Дочь была в восторге! И закрутилась‐завертелась радость: купить клетку, обустроить клетку… А домик для Шушеры? Правда потом выяснилось, что это Шушер, но это не имело ни малейшего значения. Кроватка, гнездышко, собственноручно сплетенные лесенки, второй этаж. 

Ой, какие лапочки маленькие и пальчики! А как она спит! И зубки торчат, как у зайца! А хвостик розовый, мама!!! И носик! Восторгов море! Лично на меня хвостик не произвёл впечатления, скорее наоборот… Через пару дней в клетке уже висел гамак, в котором возлежало симпатичнейшее существо откормленным пузиком кверху, с раскинутыми по сторонам лапками и устремлённой в «небо» парой зубов! Дочь наблюдала за ней сквозь прутья с любовью: «Какая она красивая, мама!» Да уж…

Смешно, но это маленькое существо так украсило нашу жизнь, подарило столько радости!

Вскоре она удостоилась чести быть выпущенной на свободу — погулять по квартире. Финик сначала взирал с удивлением, а потом заинтересовался розовым хвостом: хорошая игрушка! Попытался поймать хвостик, но Шушера быстро обернулась и куснула его в нос! Закапала кровь. Мы кинулись вытирать носик и утешать беднягу. Потом они подружились, но попыток поиграть с крысиным хвостиком Финик больше не предпринимал…

Итак, началась дрессура Шушеры. Конечно, хождение по канату, натянутому между стульями, взбирание по вертикальным лесенкам. Все получалось. Крыска оказалась очень умным и милейшим существом. Она любила нас всех (и бабушку), только почему‐то опасалась племянника Руслана. Если он садился неподалёку, она принималась немедленно (и нервно!) конопатить все промежутки между прутьями клетки с той стороны, где он находился — лишь бы его не видеть! Причём, для этой цели использовала все, что было под рукой (лапой): гнездышко, лесенки, даже подвесной гамак подтягивала к нужному месту. Законопатив всю стенку и полностью исключив Руслана из области видимости (и из своей жизни) удовлетворенно вздыхала и садилась, сложив лапки на животе.

Был, однако, один субъект, который не хотел подвергаться дрессуре. Это собакен. Он знал многие команды: сидеть, лежать, встать, бежать, гулять, к ноге. Имел разные смешные навыки и привычки — например, «подпевал», когда дочь играла на саксофоне. Не знаю, что думали соседи, когда из нашей квартиры доносились оглушительные звуки саксофона и душераздирающие завывания собаки. Надеюсь, они думали правильно… Во всяком случае, не жаловались. Мне же казалось, что собака страдала. Пела и страдала. Но не петь не могла — это было выше ее сил. Как только раздавались первые звуки саксофона, Платошка бежал подпевать! Что интересно, на звуки синтезатора не реагировал вообще.

Итак, дрессироваться он не хотел. Взирал с презрением на прыгающего через обруч кота и шагающую по канату крысу. Когда дочь (и даже я) пыталась научить его чему‐либо, он начинал жутко волноваться, переживать. И мы решили не приставать к нему. Возможно, в его прошлом была какая‐то негативная история с обучением. А ещё он очень боялся (в самом начале) всех детей и обходил за версту шумные компании подростков! Ведь не просто так. Даже на мою дочь он смотрел с опаской первые три дня (когда попал к нам), а потом она стала для него закадычной подружкой!

Собакен был сообразительным без всяких дрессировок. Очень любил играть. Находил спрятанные предметы. Носился с мячом вместе со мной и дочкой. Был, без сомнения, важным членом семьи (и есть!). На детских площадках стоял в очереди (с детьми) на лестнице, чтобы скатиться с горки! Даже закрытые горки в виде трубы его не пугали, он вылетал из них с восторгом! Если видел, что мальчишки играют в футбол, устоять не мог, мчался на середину поля, перехватывал мяч и гнал его… Раздавался хохот, и начиналось полное веселье. Мальчишки вовсе были не против взять в команду такого замечательного игрока! Но иногда огорчались: «Он сломал нам игру…»

Так мы жили. Старались использовать малейшие возможности разнообразить нашу жизнь, чтобы она не превратилась в унылое существование. Порою я ловила себя на мысли: какой ерундой мы сейчас занимаемся! Крыска… Гамак для неё… И розовое платье купили в зоомагазине, хотя она это он… Кот через обруч… Песнь собаки под саксофон… Не сошли ли мы с ума? До того ли сейчас??!! Других дел море! И вдруг понимала, что именно эта, так называемая сущая ерунда, заставляет смеяться, даже хохотать, даёт силы настолько, что даже отмывать больную сопротивляющуюся бабушку идёшь по‐другому! В ином душевном состоянии. Все делается легче, а обидные слова и прозвища, которые выводили из себя, сейчас не задевают — будто проскальзывают мимо, едва касаясь. Как же странно устроен этот мир: душевное равновесие можно обрести, благодаря чему‐то маленькому, несущественному, второстепенному… 

Бабушка, я и кружка Эсмарха

Тем не менее проблемы не заканчивались. Решишь одну — появляется другая. Я уже писала ранее (в другом посте), что обнаружила у бабушки гинекологическую проблему — выпадение матки. Не знала даже, как подступиться к этому весьма щепетильному делу. Вести к гинекологу? Не пойдёт. Пригласить домой платного? Таких нет. Даже если уговорить посетить врача, то в кабинете бабушка устроит такой концертище! Как быть?

Оставался только один выход — уговорить гинеколога посетить бабушку на дому, посулив хорошие деньги. Точно! Обязательно кто‐то согласится. Это вариант! Однако ни один врач не помчался к нам домой зарабатывать «хорошие деньги». Я обещала и дорогу оплатить — такси, разумеется. Гинекологи (одна за другой) доброжелательно и сочувственно выслушивали мой проникновенный рассказ и… с вежливой улыбкой отказывали. М‑да… Проблема нашей бабушки их не зацепила. 

Круг замкнулся. Не бывает же безвыходных ситуаций… И тут меня осенило! Руслан! Мой племянник! Тот ещё переговорщик! Уговорит хоть самого дьявола. Пришлось объяснить ситуацию с бабушкой, не вдаваясь в подробности. В результате он на следующий день был отправлен к гинекологу нашего участка с важной миссией. Он решил эту проблему мгновенно — врач согласилась нанести нам визит уже на следующий день (Руслан, естественно, взял на себя транспортировку на собственной машине). Мне осталось только созвониться с ней и рассказать о бабушке подробно, чтобы она могла взять с собой все необходимое.

И вот наступило завтра. Час X настал! Я очень волновалась. Боялась, что мы даже уложить бабушку не сможем для осмотра, не говоря уже о применении разных инструментов. Я, как могла, пыталась ее подготовить, но вы же понимаете… 

Звонок в дверь — Руслан привёз врача. Началось! Я завела бабушку в комнату, где заранее приготовила «ложе» для осмотра. Телевизор в «процедурной» включила для того чтобы глушить сопутствующие шумы, подозревая, что бабушка без борьбы не сдастся! Дочь была уже изолирована в детской с указаниями: не выходить, пока не скажу! Руслан отправился пить чай на кухню и ждать завершения процедур, чтобы отвезти врача обратно.

Гинекологом оказалась молодая приятная женщина с мягким голосом. Она прошла в комнату, объяснила бабушке, что она врач, и мы с ней уговорили пройти осмотр. Эврика! После него (осмотра) она сказала, что подобные проблемы лучше решать операционно, но в данном случае, учитывая возраст пациентки, об этом не может быть и речи. Необходимо поставить временное поддерживающее кольцо на несколько месяцев, а потом можно будет его удалить. И все должно нормализоваться.

Поскольку она, благодаря нашим переговорам по телефону, знала о проблеме заранее — захватила кольца разных диаметров. Ура! Можно поставить сразу. Мы приступили к осуществлению «проекта». У бабушки были другие планы. Она устала лежать. И, вообще, слишком многое уже позволила нам! Хватит! Мы не перечили: пусть чуть‐чуть погуляет, пока мы разворачиваем «полевую клинику» на стуле. Наконец все готово: нужное обработано, необходимое продезинфицировано! Железный поднос с инструментами поставлен рядышком с «ложем для операций». 

Хм… Нет только больной… Бабушка наворачивала круги по комнате, не желая подчиняться! Мы с гинекологом «лили елей» без остановки, уговаривая ее прилечь ещё разок! Я думала, врач потеряет терпение и скажет: «Ну что я могу поделать? Сами же видите! Уговаривайте! Это же ваша бабушка! Не моя!» Но, к ее чести, она за сорок минут ни разу не выказала раздражения и ни на каплю не снизила доброжелательности голоса. И наконец получилось! Опять уложили бабушку (!!), но самое сложное было впереди!

Что дальше? Думаете, врач быстренько (на радость мне) поставила кольцо и завершила процедуру? Ничуть не бывало! Это длилось довольно долго, а главное, «весело» — у бабушки был большой опыт «оппозиционной войны»! Сначала она виртуозно поддела ногой поднос с тщательно продезинфицированными инструментами, они подлетели вверх, а потом приземлились на пол. Я собирала их почти ползком, доставая некоторые из‐под кровати. Бабушка праздновала победу!

Пришлось начинать все с самого начала… Обработка инструментов, раскладывание на подносе… Думаете, бабушка ждала нас, мирно лёжа в «процедурной»? Нет, она опять помчалась наворачивать круги по квартире. Едва отловили, едва уложили. Потом начались крики и сильнейшее сопротивление. Мне было сложно держать две руки и две ноги бабушки, одновременно не давая ей подняться с «ложа», ведь статическое положение тела было необходимым условием для манипуляций врача. 

Всему бывает конец, даже подобным «действам». Гинекологу удалось‐таки установить кольцо в нужном месте в нормальном виде. Мы синхронно вздохнули, вытерли пот со лба и принялись ликвидировать последствия. Бабушка повеселела. Врач сказала, что она впервые работала в столь боевых условиях! Приобрела бесценный опыт! Что ж, замечательные люди есть всюду, только что я имела честь пообщаться с одной из них.

Когда были завершены все постоперационные дела, гинеколог сказала: «Будем надеяться на лучшее, через несколько месяцев снимем кольцо, все должно нормализоваться (матка должна встать на место и больше не выпадать). По истечении первого месяца приеду посмотреть процесс в динамике. А пока вам придётся два раза в день делать спринцевания раствором………». Что??? Два раза в день?! Спринцевания?! Вот как?! Я не смогу! Эта новость так меня «прибила», что дальнейшие «напутствия» врача проскальзывали мимо: уложить……, кружка Эсмарха….., шланг……, поднять выше………. Боже! 

Руслан увёз гинеколога, а я все ещё не могла прийти в себя. Значит, с завтрашнего дня нам прописан ад! Всем! Бабушке, в том числе… Я, конечно, главный пользователь ада!!!! И мысли мои потекли в направлении: «как же хорошо мы жили до сих пор»… 

  • Неприятные запахи в квартире — легко решаемо! 
  • Подмыть человека и поменять памперс под обстрелом кулаков и пинков — ерунда какая! 
  • Фекалии по стенам? А то не видали такого! Надела перчатки, взяла нужные средства, помыла, проветрила — красота! 
  • Обзывается? Так это же хорошо, можно тренировать спокойствие и повышать свой эмоциональный интеллект! 
  • Проливает суп? Ну и что? Налей снова! Какие проблемы! 
  • Кидается пряниками? Отлично! Можно потренировать быстроту реакции и приобретать навыки уворачиваемости. Пригодится в дальнейшем!

Как же мы хорошо жили до сих пор… А я ещё была недовольна… Вот получай теперь! И получила.

Вырастаю: от «этасволочь» до «фашиста»

Со следующего дня, действительно, начался ад. Было совершенно невозможно уговорить бабушку добровольно согласиться на необходимые манипуляции. Она просто не понимала их суть. Объяснения падали в пустоту, как капли воды в пустой медный таз, и оглушали меня саму. Я ходила за бабушкой, как чокнутое привидение, с кружкой Эсмарха наперевес. Ничегошеньки не получалось! У меня не было помощников. Привлечь дочь я не могла — об этом и речи нет! Руслана? То же самое! Он мужчина. В татарских семьях немыслимо… Пригласить подруг? Нет. Я не могу демонстрировать степень деградации бабушки даже им. Круг замкнулся. Единственная рабочая единица — это я, и нечего рефлексировать! Буду стараться, а там уж как получится… Больше всего меня напрягало насилие, которое придётся применять — это то, что я ненавижу! Потом долго страдаю сама. Но, видимо, без него не обойтись.

И поехало! Проблемы начались сразу. Как объяснить человеку с деменцией, что данные процедуры необходимо выполнять в обязательном порядке? Как уложить бабушку, если она убеждена, что это не нужно? Как?! Немыслимо. Невозможно. А как производить внутренние промывания?! Даже вставить шланг с наконечником в нужное место сопротивляющемуся, кричащему, ловко орудующему руками и ногами человеку — задача не из простых. 

Не буду даже пытаться подробно рассказать, как это было. Передо мной стояла ясная цель, и как‐то ее надо было добиваться.. Уже через пару дней я приобрела не только многочисленные синяки на руках, ногах и на теле, но и произвище «фашист».

Иногда я даже ощущала себя именно так — совершаю бесчеловечные опыты над старой больной бабушкой… Где‐нибудь в концлагере. Насилие вещь настолько деструктивная, что глубоко ранит применяющего его — даже в «мирных целях» и с благими намерениями. 

В общем, я продержалась две недели. За это время уровень ненависти бабушки ко мне скакнул многократно. Она обвиняла меня черт знает в чем: в насилии, в покушении на ее честь. Действительно, что может подумать человек в деменции, тем более очень скромный, когда его ежедневно заставляют снимать исподнее, подвергают «изощренным пыткам»!

И я сломалась! Я поняла, что не могу больше провести ни одной процедуры!!! За 15 дней их было уже 30 (утром и вечером). Бабушка убегала от меня, как ужаленная, при виде кружки Эсмарха. Я попробовала сменить ее на другие инструменты для тех же манипуляций, но суть‐то одна…. Это ничего не могло изменить. Все!!!! Больше не могу! Провались все пропадом!

В первые дни после отказа от процедур я наслаждалась тишиной и спокойствием в доме. Как хорошо! Но червь сомнения где‐то внутри уже просыпался… Оказалось, не зря. Дней через 10 в доме появился подозрительный запашок. Очень неприятный, почему‐то он локализовался около бабушки. Я недоумевала: она чистая, помыта всюду, белье меняется постоянно. Платья, кофточки, колготки стираются раз в 4 – 6 дней. Откуда он, этот ужасный запах?! Меня осенило далеко не сразу… Когда запах стал невыносимым, и не помогало уже и проветривание — я вдруг подумала: «А может это из‐за прекращения наших процедур?» Мне стало страшно: что я натворила! А если процесс уже необратим?! Если я погубила бабушку?!

Кинулась звонить врачу. Честно рассказала все, как есть. Она подтвердила, что это, скорее всего, следствие прекращения промываний, поскольку из‐за установленного кольца отток органического секрета невозможен. Обещала приехать прямо завтра (с утра). 

Я едва дождалась следующего дня. Руслан привёз врача. Мы с ней вдвоём довольно быстро сделали все необходимое. Она (скоропостижно) сняла установленное кольцо, хотя оно должно было ещё стоять, но, учитывая экстремальность ситуации, пришлось принять такое решение. Далее последовала тщательная промывка…, и все. И тут стало понятно, почему появился столь ужасный запах… Уходя, врач предупредила: возможно, придётся опять устанавливать кольцо, если выпадение матки будет иметь место снова…

Так завершилась эта история — пожалуй, самая сложная для меня. Все у бабушки наладилось, никаких повторов не было. К большому счастью для меня! А я поняла, что все познаётся в сравнении! Как же хорошо теперь жить, несмотря на все мелочи бытия и дементные фейерверки бабушки! Как легко вынести, казалось бы — невыносимое, пережить — непереживаемое, выполнить — невыполнимое, если уже пройдено нечто гораздо худшее! Только надо помнить об этом.

8 комментариев к “Бабушка, гинеколог и я”

  1. Большое Вам спасибо! Пробивает до слёз…, а Ваш юмор, как всегда, это что‐то особенное, в сложившихся у всех у нас условиях. Ваши повествования очень, очень поддерживают и направляют на правильный путь, они как компас мудрости! Низкий Вам поклон и глубокое уважение, что находите время, силы и желание на описание всего пережитого.

    Ответить
  2. Елена, это вам спасибо за прекрасные слова.
    Мои повествования — это всего лишь маленький личный опыт, будто небольшая деталь из большой мозаики человеческих судеб, связанных с деменцией близких. История выживания… Бесконечные попытки сделать нашу жизнь хотя бы относительно нормальной, свести издержки деменции к минимуму. Вырастить дочь так, чтобы в ее памяти эти годы не остались серыми и унылыми.

    Ответить
  3. Галия, у Вас, действительно, необыкновенный талант к написанию и, вообще, чувствуется, что Вы добрый, интеллигентный, светлый человек, понимающий, что такое милосердие, а замечательные рисунки дополняют Ваши воспоминания и вносят изюминку. Очень ждала выхода этих историй, когда Вы (ещё на сайте) пообещали описать свою жизнь с бабушкой и с тётей, и теперь зачитываюсь и наслаждаюсь Вашим талантом. Здоровья, благополучия и добра Вам и доченьке!

    Ответить
    • Елена, я думаю, вы меня сильно перехваливаете, но все равно спасибо. 

      Что сказать? Весь мой опыт — это бесконечные попытки справиться с обрушивающимися на меня и моих родственников обстоятельствами. Справиться настолько хорошо, насколько смогу. Очень хотелось, чтобы было максимально комфортно всем. Хотелось сохранить тёплые родственные отношения, невзирая на отвратительную болезнь, которая разрушает все! Делает близких врагами.

      Мне, наверное, было легче, чем многим — Альцгеймер завладел людьми, к которым я очень хорошо относилась. Я всегда помнила, какими они были до.… Сквозь маску деменции умудрялась разглядеть их прежними: добрыми, умными, веселыми… Труднее тем, кто ухаживает за дальними родственниками или за теми, кого никогда не любили, поэтому они практически чужие.

      И, конечно, хотелось, чтобы дочь выросла в нормальных условиях (хотя бы — относительно). Чтобы в ее памяти не остались запечатленными разные «ужасы». И с этим я справилась. Сейчас дочери 24 года. Мы много разговаривали о прошлом — у неё даже в те кошмарные годы не появился негатив по отношению к бабушке. А происходившее запечатлелось, как довольно странные приключения. Без угнетающего контекста. 

      Что касается меня — не все так лучезарно. Впереди сказ о том, как я заработала чувство вины на долгие три года… Увы.

      Ответить
  4. Спасибо за Ваш подвиг и за то, что поделились этой историей.
    Дай Бог, чтоб больше не случалось в Вашей жизни таких мучений!
    Я молила Бога, чтоб мне не досталось обрабатывать пролежни, и их не появилось за 3 года лежания… я бы не выдержала еще и это.

    Ответить
    • Да, Елена, три года лежания — это очень грустно. Представляю, сколько вам пришлось вынести!!! Очень сочувствую. 

      А насчет пролежней… Вам, наверное, и Бог помог, но вы и сами старались. Когда у моей тети появился первый пролежень, мы кинулись залечивать мазями, кремами, гелями, присыпками… Безрезультатно. Случайно попробовали средство, которым лечили (в то же время) язву на коже кошки… Все прошло! Потом применяли неоднократно — сразу, как только появлялось пятнышко. Больше пролежней не было.

      Ответить

Оставьте комментарий